ГОРОД

Мнение учёного. Когда управление становится эффективным

Мнение учёного. Когда управление становится эффективным

06:13 10 января 932 Комментировать
Источник: communa.ru
Будем надеяться, что со временем формирование аппарата управления перестанет быть привилегией отдельных социальных групп

Труд, занятый в управлении, во многом определяет успехи и неудачи, эффективность или неэффективность развития народного хозяйства. Отсюда исключительная значимость проблемы эффективного формирования управленческих кадров на всех этажах хозяйственной деятельности. Но поскольку обычно приходится сталкиваться с представлением, что в решении данной проблемы главным залогом успеха в подборе управленцев является их профессионализм и личностные качества, замечу: в понятиях «профессионализм» и «личностные качества» решающее слово должно принадлежать социально-экономической оценке этих понятий.

Исаак Загайтов,


доктор экономических наук, профессор ВГАУ

Практически это означает, что в условиях коллективной собственности лучший управленец – это не обязательно самый технологически грамотный, общительный и здоровый работник. Главное – он должен делом подтверждать, что трудится прежде всего в интересах коллектива. В условиях частного предприятия опять-таки его достоинство как управленца определяется способностью приносить прибыль предпринимателю, даже если в обход закона и общественной нравственности ему удаётся не использовать по назначению часть начисленной амортизации, не вернуть из-за рубежа часть экспортной выручки, сэкономить на экологических издержках и оплате труда соотечественников.

Для высших эшелонов государственной власти в формировании управленческого корпуса решающее значение приобретает политическая слагаемая профессионализма. Поэтому достаточно было после дефолта 1998 года политическому «параллелограмму сил» в ельцинском окружении несколько ослабить позиции компрадоров в пользу отечественного капитала, и в высшем руководстве страны появились такие управленцы, как экономисты Е.Примаков, Ю.Маслюков, В.Геращенко. Но как только окрепли и поверили в свои политические перспективы олигархи, выросшие на сырьевом экспорте, им потребовались пусть экономически менее грамотные, но хорошо понимающие их интересы касьяновы.

Понятно, что при современном уровне развития производительных сил в обществе, базирующемся на приоритете интересов олигархического капитала, которому целесообразно свой эгоистический интерес трактовать на уровне государственных нужд, подбор управленцев должен иметь некоторые особенности.

Так, на региональном уровне управления основным требованием к управленческим кадрам становится их готовность преданно трудиться на ниве мобилизации внутренних ресурсов территории – в целях сохранения существующей властной вертикали и приумножения доходов господствующего в обществе сословия.

На отраслевом уровне требования несколько иные. Здесь повышается значение специфических знаний в части экономики, техники и технологий, используемых в конкретных отраслях. В меньшей мере это относится к управленцам в отраслях социального блока, которые в процессе производства монопольной прибыли рассматриваются в качестве не первоочередного, а на время отложенного спроса.

В отраслях силового блока при подборе управленческих кадров, вслед за главным требованием – политической благонадёжности, – особое значение приобретает уровень специальной технико-технологической подготовки к руководящей деятельности в данной сфере.

Принципиально иным является отношение к формированию государственного аппарата управления в отраслях экономического блока. Так, поскольку в современной России олигархическому капиталу невыгодно быть объектом общественного контроля, а тем более регулирования его производственно-финансовой деятельности, он предпочитает видеть в управлении экономикой тех чиновников, которые готовы признать, что народным хозяйством страны должна управлять «невидимая рука рынка». Что роль государства должна быть ограничена разработкой только механизмов влияния на рынок труда, капиталов и государственных обязательств. Причем в направлении, позволяющем максимизировать доходы господствующей элиты, за счет трудящегося люда, малого и среднего бизнеса. Но всё это в рамках сохранения политической стабильности, во имя незыблемости права собственности на олигархический капитал.

Когда государству не удаётся вырваться из объятий «равноудалённых», но жестко конкурирующих между собой олигархов, приходится привлекать в структуры управления немало тех, кто знает больше, чем понимает. В итоге их управленческое мышление оказывается стратегически беспомощным и замирает перед известной истиной: «…зелено вечное дерево жизни».

Поэтому даже когда они очень хотят, мало что практически полезное им удаётся сделать. Так, с помощью своих обширных знаний в рамках либеральных теорий, они для России разработали и приняли много законов, концепций, программ и бюджетов, призванных стимулировать общественный прогресс, но экономика и демография упрямо топчутся на показателях промышленности более чем сорокалетней давности.

Вспомним, что в первые советские десятилетия в управленческих структурах преобладали те, кто, умудрённый в основном жизненным опытом и интуицией, понимал больше, чем знал, и у них многое получалось, несмотря на то, что по представлениям кудриных и улюкаевых того времени, это казалось невозможным.

В самом деле, с позиций либерального знания, к чему должны были привести такие решения советских управленцев, как национализация земли, банков, крупных промышленных предприятий, введение монополии внешней торговли, возложение основной тяжести налогового бремени на элитную часть населения? По их мнению, это должно было подорвать в обществе заботливое отношение к земельным, материальным, трудовым и финансовым ресурсам, скрыть от налогообложения доходы наиболее обеспеченных граждан, раздуть инфляцию и нищету.

А на практике оказалось, что за 23 года после отказа от использования высших достижений либеральной науки того времени свершилось российское экономическое и демографическое чудо – темпы роста производства повысились в несколько раз, прирост населения превысил показатели ведущих стран Европы в два раза.

Но как много возможностей было тогда упущено и сколько изломано судеб из-за того, что управленцам не хватало научных знаний…Тем не менее в конечном счете выручал специфический подход к социально-экономической оценке профессионализма и нравственных достоинств претендентов на исполнение управленческих функций.

В этой связи нужно иметь в виду, что даже такие общезначимые характеристики достоинств управленца, как честность, верность, доброжелательность, личная скромность, в целом порядочность, а тем более трудолюбие, волевые качества, темперамент, личное обаяние и другие, принимают специфический смысл в различных социально-экономических условиях.

И это становится понятно, как только мы ставим вопрос – честность по отношению к работодателю, или к собратьям по рабочему люду, верность и доброжелательность в отношениях с кем, включает ли она подчинённых; личная скромность – в каких пределах материальных и моральных приобретений.

При такой постановке вопросов несложно прийти к пониманию, что никаких сомнений в личной скромности и порядочности солидарно не испытают те, кто по примеру управляющих государственными компаниями получает годовой доход, в 2400 раз превышающий не только доходы среднего рабочего, но и в 120 раз превосходит доходы Президента и Премьер-министра страны.

Как в этой связи не вспомнить, что в СССР зарплата директоров крупнейших трестов не превосходила зарплату Председателя Совета Министров и была равна примерно четырём средним зарплатам работников промышленности, а получение управленцами подарков от подчинённых осуждалось как проявление личной нескромности, либо даже определялось в качестве коррупционных преступлений.

Примечательно, что с позиции рыночных отношений, при советских соотношениях в оплате управленческого труда, эффективность развития народного хозяйства в СССР была неизмеримо выше, чем в современной России. Об этом убедительно свидетельствуют официальные данные Госкомстата РФ.

Динамика в РФ прироста численности населения и роста ВВП (по сопоставимой территории)

Годы

Прирост населения, млн. человек

Прирост ВВП, млрд.долл.(цены 2000 г.)

1917 -1940

+ 19,1

+156

1940-1964

+29,8

+930

1966 -1990

+23,5

+710

1991-2015

– 4,2

+27


Цифры – упрямая вещь, и они убедительно показывают, что не только за первые 23 года посткапиталистического строительства на территории РФ, несмотря на трагические последствия Гражданской войны и интервенции стран «демократической» Антанты, несмотря на жертвы дуболомных репрессий, демографическая и экономическая ситуация в России демонстрировала основательный прогресс.

В следующие 24 года, несмотря на, казалось бы, невосполнимые потери в ходе Великой Отечественной войны, рост и численности населения, и материального производства оказались еще более впечатляющими. Позитивными были показатели общественного прогресса и в последние, отнюдь не лучшие советские годы, чего нельзя сказать о результатах социально-экономического развития постсоветской России.

Но будем надеяться, что по мере того, как общественный прогресс, преодолевая негативные проявления отношений частной собственности, позволит всё более полно подчинять процесс воспроизводства интересам всего общества, формирование аппарата управления перестанет быть привилегией отдельных социальных групп.

Его заменит принцип общественного признания руководителей – на основе демократического выбора управленцев высшего уровня, с последующим систематическим контролем принимаемых ими кадровых решений. Можно предполагать, что такое доверие будет поддерживаться, в значительной мере методом проб и устранением ошибок – post factum, на основе сопоставления результатов управленческой деятельности различных руководителей.

Но общей тенденцией интеллектуального прогресса станет принцип научно обоснованного подбора управленческих кадров, с использованием методов как тестового, так и малозатратного натурного эксперимента, позволяющего испытать реальные возможности выполнять управленческие функции при ненавязчивой поддержке более опытных руководителей.

Эффективное управление в этих новых условиях должно измениться не только по своим основным целевым ориентирам – на всемерный рост неприбыли для частных собственников, а на рост производства материальных, интеллектуальных, демографических и экологических благ. Соответственно должны измениться способы выбора «пряника и кнута», с помощью которых можно добиться лучших результатов с меньшими затратами. Используя для этого методы материального, морального и даже административного стимулирования.

В таких условиях задача управленца должна состоять в детальном изучении специфики интересов отдельных коллективов и работников. Чтобы на стыке политэкономии, конкретно-экономических наук, политологии, социологии, а подчас и психологии, научиться обоснованно выбирать, с кем строить отношения на основе по преимуществу принципов материальной заинтересованности, а с кем и как – используя методы морального стимулирования. В каких обстоятельствах и по отношению к кому нужно в определённых формах применять административные способы поощрения активной деятельности и пресечения дезорганизации производства.

Известно, что умение всех представителей человеческого рода в определённой мере предвидеть ближайшие, а иногда и отдалённые временем события, умение использовать это предвидение для улучшения условий своей трудовой деятельности, является даром Природы, позволяющим предсказывать, «что день грядущий нам готовит».

Там и в той мере, в какой интуитивное знание может быть дополнено научным знанием, появляется возможность увеличения содержательности, заблаговременности, регулярности, а главное, успешности видения будущих событий на основе научного предвидения.

Научное предвидение – совершенно специфический вид творческого труда, нередко предполагающий использование междисциплинарных знаний, кооперации усилий многих специалистов. Поэтому его можно рассматривать в общей системе разделения труда в качестве одной из отраслей сферы интеллектуального производства, задача которой – обслуживание управления процессом воспроизводства материальных, интеллектуальных, демографических и экологических благ.

Отсюда следует, что одна из проблем воспитания управленческих кадров должна состоять в привитии им, с одной стороны, умения отсекать самоуверенные (по существу шарлатанские) пророчества – от практически значимых предсказаний и предвидений. А вместе с тем воспитывать умение прислушиваться к той части научного сообщества, которая владеет методами научного предвидения.

С другой стороны, нужно обучать управленцев научно обоснованным способам практического использования материалов – как интуитивных предсказаний, так и научно обоснованных предвидений. Что особенно важно, приоритетное внимание должно быть уделено обучению способам выработки управленческих решений в условиях, когда отсутствует стопроцентная гарантия, что ожидаемые события непременно сбудутся.

А поскольку это касается итогов не только предсказаний, но и научных предвидений, то, следовательно, речь должна идти о решении такой задачи, как обучение управленцев творческому подходу к поиску вариантов действий, способных принести максимальный эффект, когда предвидения оправдываются и обещают минимальный ущерб, если изредка они оказываются ошибочными.

Непременное достоинство эффективного руководства развитием народного хозяйства на всех уровнях – оптимистическое отношение к трудностям, с которыми приходится сталкиваться при выполнении управленцами своих профессиональных обязанностей. Речь, естественно, идёт не о вере в поддержку Провидения, а об оптимизме как о вере в возможность найти предпочтительный выход из трудностей, используя наличный потенциал материальных, интеллектуальных и демографических ресурсов.

Этот оптимизм может стать нормой производственной деятельности управленца, если его обществоведческие знания достаточны, чтобы он поверил в силу разума, способного поддерживать глобально поступательный характер процесса общественного воспроизводства. И чтобы он понимал – тренд общественного прогресса, будучи объективно поступательным, в то же время может колебаться, эпизодически проявляясь в форме движения вспять.

Оптимизм в таких случаях базируется на убеждении, что выход из самых сложных ситуаций почти всегда найти можно. Так, провалы в экономике вполне могут быть преодолены изменениями в сфере социальных отношений, включая смену отношений управления в центре и на местах. (Это, в частности, демонстрирует Китай в последние 60 лет). И точно также провалы в социальной сфере могут преодолеваться на основе экономического роста (пример – преодоление демографических кризисов 1915-1921 гг. и 1941-1946 гг. в советской России).

Управленческий оптимизм – это внутренний стимул, интуитивно мобилизующий работников аппарата управления к поиску резервов ускорения общественного прогресса. Это воспитанное до рефлексивного уровня понимание, что такие резервы всегда можно найти в улучшении использования наличных ресурсов – материальных и социальных.

Управленческий оптимизм – это стремление (на уровне внутренней потребности) к приобретению междисциплинарных знаний, побуждающий к поиску малозатратных инновационных решений текущих и перспективно значимых проблем. Это внутренний стержень, который способен поднять интеллект лучших профессионалов-управленцев до осознания целесообразности отказаться от использования традиционных способов организации производства, обмена, распределения и потребления – в пользу общественно более эффективных направлений деятельности, даже в ущерб личному благополучию и служебному положению. Достаточно вспомнить в этой связи пример выбора, сделанного в своё время Р.Оуэном, Ф.Энгельсом, А.Цюрупой, С.Струмилиным.

Источник: газета «Коммуна», №2 (26646) | Вторник, 10 января 2017 года

Комментарии

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи.

Войдите или зарегистрируйтесь