ГОРОД

С именем Андрея Платонова

С именем Андрея Платонова

22:20 18 мая 2702 Комментировать
Источник: communa.ru

Вехи времени | 20 мая старейшая газета региона отмечает столетний юбилей и начинает отсчёт нового этапа своей истории

Виктор Руденко,


главный редактор «Коммуны»

 

 

Что в имени нашем

 

В разные исторические периоды газета имела разные названия. А началась история современной «Коммуны» 20 мая 1917 года, когда вышел в свет первый номер большевистского «Воронежского рабочего». Под таким названием она просуществовала до 11 августа, а потом стала называться «Путь жизни». Затем в её биографии были названия «Воронежская правда», «Известия Воронежского губисполкома», «Воронежская коммуна» и, наконец, «Коммуна».

Почему так происходило? В период Гражданской войны газета меняла название, чтобы отвести опасность от своих сотрудников. Далее – менялась политическая ситуация в стране, а вместе с ней и задачи, стоящие перед газетой. Она становилась всё более массовой, распространяла своё влияние не только на городских трудящихся, но и на крестьянство.

Буквально недавно в подшивке «Воронежской коммуны» за 1924 год удалось обнаружить заметку «К «Известиям» возврата нет», подписанную псевдонимом Боб, под которым скрывался репортер Борис Бобылёв. Вот что он писал по поводу очередной смены газетного названия: «Когда «Воронежские известия» были переименованы в «Воронежскую коммуну», многие скрежетали зубами. Ещё бы! Первый заголовок не мог испортить настроения буржуа, не хлестал по уху обывателя, ни к чему их не обязывал, тогда как второй кричал им прямо в лицо: «Будем бороться на территории Воронежской губернии за коммуну, будем строить новую жизнь на началах трудового сотрудничества…».

Думаю, что для нас, нынешних журналистов, в этих словах главным остаётся не политическая составляющая (хотя на тот момент она главенствовала), а строительство новой жизни «на началах трудового сотрудничества». Да, собственно, этим тезисом «коммуновцы» руководствовались все сто лет.

Закладывались основы нашей газетной практики первым редактором Николаем Николаевичем Кардашовым, профессиональным революционером, членом комитета большевиков, человеком высочайшей культуры и огромных знаний.

Так уж сложилось, что далеко не все имена журналистов, начинавших нашу газету, хорошо известны широкой читающей публике. Одни – такие как Август Явич, Михаил Лызлов, Владимир Нарбут, Алексей Моисеев, Николай Задонский – всегда были на слуху. Про других же почему-то забывали. Но для нас, продолжателей их дела, важен каждый. Поэтому хочу напомнить, что в «Пути жизни», а руководил тогда газетой Алексей Сергеевич Моисеев, принимал непосредственное участие будущий заместитель Наркомфина М.Альский. В «Воронежской коммуне» военным корреспондентом служил Иван Врачев, а также работали Губин и Давыдов. В «Известиях Воронежского губисполкома», кроме С.Ермана, М.Лызлова, А.Шестакова, В.Нарбута, в редакцию приходили на работу Н.Олекевич, Сандомирский, Маркушевич, Константин Еремеев.

О последнем скажу подробней. Когда с конца июня – начала июля 1919 года обострилась обстановка на Южном фронте, и Воронеж мог быть захвачен мамонтовцами, в срочном порядке создали Воронежский укрепленный район. Председателем Совета обороны ЦК РКП (б) назначили старого большевика Константина Степановича Еремеева. И в это же время начинают выходить «Известия Совета обороны Воронежского укрепленного района», в издании которых непосредственное участие принимает К.С.Еремеев. Именно при нем начал своё сотрудничество с газетой Андрей Платонов.

Теперь, собственно, о том, как появилось название – «Воронежская коммуна».

В 1939 году бывший редактор, а на ту пору известный учёный-историк, член-корреспондент Академии наук СССР Андрей Васильевич Шестаков прислал в редакцию свои воспоминания. В них, в частности, отмечалось: «В поезде, подъезжая к Воронежу, Л.М.Каганович (на тот момент он член Особого губернского организационного бюро – В.Р.) предложил мне быть редактором новой воронежской газеты. Задумались над её названием. «Известия» звучали как-то официально.

Л.М.Каганович говорил о боевой коммунистической партийной газете, которая могла бы играть большую организующую и руководящую роль во всей политической жизни губернии… Он предложил назвать газету – «Коммуна»… Все согласились, что «Воронежская коммуна» очень подходящее название для боевой партийной и советской газеты».

И далее Андрей Васильевич Шестаков вспоминал: «Надо было быстро ориентироваться в том, что произошло в городе за время власти белых. На машине мне удалось объехать все важнейшие места сражений, пожаров… В том же доме №21 по проспекту Революции, где размещались «Известия», были собраны наборщики, печатники, пришёл кое-кто из журналистов, работа закипела. Наутро «Воронежская коммуна» извещала прежде всего о том, что «мы вернулись»…

Газета довольно быстро начинает пополняться талантливыми журналистскими кадрами. На её страницах появляются репортажи и очерки Николая Задонского, Павла Кустова, Михаила Бахметьева, Бориса Бобылева, рисунки Натальи Бессарабовой.

 

Газетчик Андрей Платонов

 

Андрей Платонов, будущий классик мировой литературы, не чурался никакой газетной работы, не делил её на престижную и черновую и делал всё, что требовалось на тот момент: писал передовые статьи и заметки, рецензии, статьи экономические и так называемые постановочные, стихи и рассказы. А ещё отвечал на письма читателей. Из «Красной деревни», где он заведовал литературным отделом (газета издавалась с 4 марта 1920 года по 6 марта 1921-го), а затем из «Воронежской коммуны» шли лаконичные, но ёмкие, а главное, точные ответы на читательские заметки, корреспонденции, стихи или прозу, на изобретения местных Кулибиных, на критику в адрес самого Платонова, с позицией которого далеко не всегда соглашались подписчики газеты.

Он бережно подходил к редакционной почте, щадил самолюбие пишущих и не становился в позу мэтра. «Пишите искренней, живыми крепкими словами», – наставлял Платонов товарища Михайлова из Новохоперского уезда. «Зачем такое слово из сухой глины: кумир – и к чему фокусы в поэзии?», – адресует он К.Силаеву из Воронежа. «Статья «Нельзя медлить» не подошла, – отвечает Платонов товарищу Хачопуло из Воронежа. – Уж слишком старо, избито и много таких словечек: ликвидировать, территориальное и т.п. Пишите проще, откликаясь на запросы и нужды деревни».

Сам же Андрей Платонов, когда вместе со всей журналистской братией во главе с редактором Георгием Литвиным-Молотовым влился в состав «Воронежской коммуны» и заведовал научно-техническим и крестьянским отделами (на этот счёт сохранилась анкета, заполненная рукой Андрея Платонова, от 26 марта 1926 года, где прямо сказано: «…с августа 1919 по сентябрь 1923 в «Красной деревне», «Известиях укрепленного района», «Воронежской коммуне» и «Нашей газете» – воронежских советских органах печати… был заведующ(им) отделами литературы, научно-техническим и крестьянским»), то много, со знанием дела писал о необходимости в кратчайший срок восстановить промышленность, о гидромелиорации, об электрификации… Стоит только посмотреть научное издание собрания сочинений Андрея Платонова, и убедиться в том, как много было написано и опубликовано в «Воронежской коммуне» его глубоких статей на эти темы.

Впоследствии его друзья-коллеги по «Воронежской коммуне» Николай Задонский, Август Явич, Борис Бобылев, Георгий Плетнев, которые сами станут известными писателями и публицистами, отмечали: уже в ту начальную пору в Платонове проявлялись недюжинные способности. «С момента работы в «Воронежской коммуне»… Платонов рос как газетчик, а затем и как писатель, при сильной поддержке ЛитвинаМолотова. Георгий Захарович защищал Андрея от ортодоксальных критиков (а их было немало)…», – писал публицист Борис Бобылев, начинавший в нашей газете, когда она ещё называлась «Известия Воронежского губисполкома».

 

Время перемен

 

Время быстро менялось, а вместе с ним и те задачи, которые приходилось решать в стране и в губернии. И журналисты здесь были не на последнем счету. На страницах «Воронежской коммуны» появляется удивительно яркий, написанный свежо, что называется, в образах и лицах, цикл очерков Павла Кустова (впоследствии он станет известным поэтом), озаглавленный «С котомкой пешком по Воронежской губернии», городские зарисовки нравов Михаила Бахметьева. Много сообщений о культурной жизни, о борьбе с неграмотностью. Особая статья приложения журналистских сил – борьба с беспризорностью. И попытки осмыслить произошедшее, уже ставшее хотя и недавней, но историей: революционные события, Гражданскую войну и нэп. С подачи редактора Михаила Лызлова «Воронежская коммуна» печатает роман Дмитрия Стонова «Своею собственной рукой» из эпохи Гражданской войны.

 

Время быстро менялось, а вместе с ним и те задачи, которые приходилось решать в стране и в губернии. И журналисты здесь были не на последнем счету.

Казалось бы, все имена редакторов «Коммуны» известны наперечет. И никаких неожиданностей здесь ждать не приходилось. Ан нет, при внимательном изучении всей подшивки за все 100 лет в Государственном архиве Воронежской области вскрылся неожиданный факт: оказывается, в списке редакторов пропущена ещё одна фамилия – П.Загорулько. Он возглавлял нашу газету с 10 мая 1938-го по 29 ноября 1939 года. Кто скрывается за этой фамилией, что он был за человек – предстоит только выяснить.

В тридцатые годы в «Коммуне» трудится целая плеяда настоящих спецов в журналистике: Борис Дьяков, Михаил Морев, Пётр Прудковский, Иосиф Черейский, Алексей Шубин, Борис Дальний, Николай Садковой, Владимир Докукин, Александр Котов, Клавдия Каледина, Владимир Егин, Татьяна Мурдасова, Исай Штейман… В этот же период в отдел писем «Коммуны» приходит на работу Надежда Мандельштам, а сам Осип Эмильевич ездит от «Коммуны» в командировку в Калач. Этому способствовал тогдашний редактор Сергей Васильевич Елозо.

Кстати, судьба оказалась жестокой и немилосердной к Сергею Елозо и его предшественнику Александру Шверу, к заведующему промышленным отделом Александру Котову, к Клавдии Калединой, Борису Дьяковичу, Иосифу Черейскому, ко многим «коммуновцам» той поры. Обвиненные «врагами народа», одни ушли в ссылку на десять лет, другие, как Швер, Елозо, Котов, были расстреляны.

Борис Дьяков – первый очеркист «Коммуны» той поры, прошедший через сталинские застенки, остался несломленным и профессии не изменил. После он напишет много книг о пережитом, а пока в «Коммуне» ему нет равных. Он наравне с большой группой столичных мэтров пера стал участником знаменитого Каракумского автопробега. «Обуты» машины были в воронежскую резину.

 

Годы огненные, военные

 

Исай Штейман пришёл в «Коммуну» ещё до войны. Много и интересно писал о театре, музыке, народной песне и ремеслах. Но когда грянула Великая Отечественная, он стал рассказывать о том, как тыл, воронежское село трудились для Победы.

Вообще заметно поредели ряды «коммуновцев» в годы войны. В дивизионные газеты ушли служить (воевать!) Пётр Прудковский, Алексей Шубин, Григорий Рыжманов, Борис Песков, Александр Сулейманов, фронтовым журналистом стал капитан Михаил Аметистов. А вот ответственный секретарь «Коммуны» Фёдор Федорович Синельников ушел сражаться на фронт и погиб в январе 1944 года. Майор Синельников был заместителем командира по политчасти 133-го гвардейского стрелкового полка 68-й гвардейской стрелковой дивизии.

Те же, кто остался в военное лихолетье в «Коммуне», работали за двоих, за троих в прямом смысле слова. Газету делали редактор Семен Петрович Догадаев, его заместитель Алексей Петрович Шапошник, ответственный секретарь Михаил Николаевич Морев, военный корреспондент Василий Пчелин, собственный корреспондент Николай Задонский, совсем ещё молодой и начинающий Василий Журавский, фотокор Ханаан Копелиович.

По мере того, как гитлеровцы неуклонно приближались к Воронежу, встал вопрос о необходимости эвакуировать редакцию «Коммуны» сначала в Анну, а затем в Борисоглебск. Полиграфическая база районных газет, конечно, не отвечала требованиям областной газеты. Поэтому пришлось сменить формат газеты, сократить число выходов. Но «Коммуна» по-прежнему оставалась на передовой сражений за Победу! Журналисты «Коммуны» имели возможность регулярно выезжать на фронт, в только что освобожденные от фашистов населенные пункты Воронежской области. И оттуда писали яркие страстные статьи и корреспонденции. Настоящими публицистами проявили себя Василий Пчелин, Алексей Шапошник, Семен Догадаев, Василий Журавский.

Кстати, последний из названных вскоре перейдет работать в «Правду». Он стал журналистом-международником, как таковыми станут Вадим Некрасов (он работал в Англии, Канаде, Дании, Швейцарии), Михаил Домогацких (Китай и Юго-Восточная Азия). Из кресла ответственного секретаря «Коммуны» Константин Гусев перейдет в «Правду» сначала корреспондентом, а потом редактором отдела. Редактором отдела писем станет Ульян Жуковин. И ещё один «коммуновец» получит удостоверение «правдиста» – Борис Стукалин. Его назначат первым заместителем главного редактора «Правды».

 

Приходили, как в дом родной

 

Послевоенный период подарил нам новые имена талантливых журналистов. Это в первую очередь, конечно, тогдашние редакторы Всеволод Климов, Борис Стукалин, Владимир Евтушенко.

Владимир Яковлевич установил своеобразный рекорд пребывания на посту главного – без малого четверть века. Сам много и плодотворно пишущий, он сумел создать свою команду по принципу: журналист – это и литератор. Членами Союза писателей СССР тогда являлись: Владимир Евтушенко, предыдущий редактор Всеволод Климов, собственный корреспондент Пётр Чалый, заведующий сельхозотделом Олег Шевченко, фельетонист Владимир Котенко. Номера «Коммуны» с сатирическими заметками и фельетонами последнего шли на ура, у газетных киосков по субботам, когда традиционно на страницах нашего издания появлялся «субботний фельетон», выстраивалась очередь за «Коммуной». Вообще, во все периоды газета имела своих крепких фельетонистов и сатириков. Это и Август Явич, и Георгий Плетнев, и Пётр Андреев, и Фёдор Сурин, и Федор Животягин…

Авторами газеты в разное время были классики детской литературы Самуил Маршак и Корней Чуковский, композиторы Арам Хачатурян и Константин Массалитинов, певица Мария Мордасова, писатель Гавриил Троепольский… А на редакционных «четвергах» делились своими творческими планами, рассказывали о себе писатели Чингиз Айтматов и Сергей Смирнов, поэт Егор Исаев, актриса Татьяна Доронина, актёр Василий Лановой… На основе этих встреч рождались интервью, и наши читатели имели возможность встретиться с теми, кто был первым и ведущим в то время в искусстве и литературе.

Но всегда и во все времена главной фигурой нашего журналистского интереса был и остается человек созидающий, неважно, в какой сфере он прикладывает свои силы и умение: в духовной ли, в производственной или в социальной.

 

Проверка переменами

 

Особый период в жизни «Коммуны» – время с начала 90-х. Издание газеты «Коммуна» на протяжении последних трех десятилетий – с одной стороны, это, так уж получается, эксперимент по выживаемости редакции региональной общественно-политической газеты в сложных экономических условиях, с другой – пример гражданской журналистики.

В 90-е годы прошлого века и ныне редакция газеты «Коммуна» регулярно участвует во всероссийских медийных форумах, многократно присутствовала во Всероссийском выставочном центре в рамках проходивших там международных выставок «Пресса». На всех этих форумах «Коммуна» получала признание в виде главных и почётных призов.

Во всем этом видится признание верности традициям, заложенным поколениями «коммуновцев» в предвоенные и послевоенные годы, когда газета участвовала во Всесоюзных выставках на ВДНХ, а её заслуги в 1967 году были отмечены орденом Трудового Красного Знамени. «Коммуна» ежегодно признаётся лауреатом премии «Золотой фонд прессы» России (с момента учреждения этого знака общественного признания – с 2007 года).

Чем мы гордимся, особо подчеркну, так это своими читателями. Таких верных и преданных читателей, мы уверены, нет больше ни у кого.

Какие мысли посещают голову главного редактора в канун столетия газеты?

Думы не о том, что было в прошлом, не о давних заслугах наших предшественников, а о том, что нас ждет впереди и как к будущему подготовиться? Газета должна жить и развиваться, вступая во второй век своей жизни, находить ответы на вызовы времени. Обязана оставаться советчиком, другом, помощником для читателя. Меняться сама и готовить к этому своих читателей, используя в своих интересах новые технологии. Вот об этом и болит голова.

Строить прогнозы в современном мире – дело безнадежное: мир меняется с поразительной быстротой, но я уверен, что и в завтрашнем мире найдется место печатной газете, человеку читающему.

…Когда иду по проспекту Революции и прохожу мимо памятника журналисту и писателю Андрею Платонову, то невольно вспоминаю его фразу, адресованную одному из читателей нашей газеты: «Сильнее живите – лучше будете писать».

Мы стараемся, Андрей Платонович!


На «коммуновском» празднике в филармонии предстала вся история
старейшей региональной газеты. Фото Натальи Коньшиной.

 


 

 

Мы, нынешнее поколение «коммуновцев», двинулись в следующее столетие!

 

 

Первый ряд (слева направо): Сергей Саввин, Валерий Казанов, Тамара Гашимова, Сергей Дорохов,
Борис Ваулин, Нина Михайлова, Любовь Дикарева, Наталья Столповская; второй ряд: Альберт Битюцкий,
Анна Фирсова, Александр Карецкий, Виктор Руденко, Елена Гудкова, Виктор Силин; третий ряд: Наталья Коньшина,
Оксана Боева, Анатолий Хрусталёв, Галина Рохмин, Виталий Черников, Михаил Вязовой, Светлана Воробьёва,
Алексей Соловьёв, Елена Зеликова, Алексей Пивовар. Фото Михаила Вязового.

 

Источник: газета «Коммуна», № 39 (26683) | Вторник, 19 мая 2017 года

Комментарии

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи.

Войдите или зарегистрируйтесь