Воронеж БИЗНЕС

Что скрывалось за закрытыми дверями воронежского суда по громкому делу о похищении Вадима Кстенина?

Что скрывалось за закрытыми дверями воронежского суда по громкому делу о похищении Вадима Кстенина?

18:25 09 июня 2719 Комментировать
Источник: abireg.ru
Воронеж. 09.06.2018. ABIREG.RU – Аналитика – История трехлетней давности о похищении нынешнего градоначальника Воронежа Вадима Кстенина «звучит из каждого утюга». Пересказывать ее в очередном тексте смысла нет. Официальную фабулу преступления можно почитать в пресс-релизе областной прокуратуры, стараниями которой информация о вынесении приговора похитителям чиновника – Руслану, Алихану и Магомеду Котиевым – появилась у других СМИ в тот же момент, когда она появилась и у «Абирега». По наблюдениям присутствовавшего на полуторачасовом вынесении приговора корреспондента издания, гособвинитель сообщил его итоги коллегам еще до его закрытия заседания. Журналист был огорчен тем, что информационные сайты смогли опубликовать заготовленные новости о приговоре раньше него. Тем не менее, благодаря присутствию на приговоре, у «Абирега» есть шанс ответить на некоторые главные вопросы о громком и закрытом процессе. Почему суд был закрытым? Напомним, судебный процесс был почти полностью закрыт от посторонних глаз. Девятое заседание по делу началось с того, что защитник Руслана Котиева, глава известной воронежской адвокатской конторы Максим Баев, попросил судью Советского райсуда Наталью Ильченко рассматривать его в закрытом порядке. Он предполагал тогда, что суду предстоит изучать связанные с личной жизнью его подзащитного и иных участников процесса факты, а также исследовать запечатленные на фотографиях, аудио- и видеозаписях сведения личного характера. Такие формулировки, несомненно, возбудили фантазии наблюдателей. Дело в том, что с самого начала расследование дела обросло легендами. По одной из них, выходцы из Ингушетии похитили главного коммунальщика Воронежской области, чтобы вернуть долги. По другой – они пытались продать чиновнику найденный на него компромат. Воображение особо впечатлительных распаляло и то, что до последнего времени было непонятно, откуда о похищении узнали правоохранительные органы. Зачитанный судьей Натальей Ильченко текст приговора не содержал в себе сенсационных подробностей личного характера, которые могли бы подтвердить скандальные версии похищения Вадима Кстенина или как-либо дискредитировать его. Согласно тексту, в судебном следствии действительно раскрывалась информация о личной жизни и состоянии здоровья подсудимых. Ее «Абирег», естественно, приводить не будет. Тем не менее основные свидетели оказались не знакомы с истинными мотивами вымогательства денег у чиновника. Сами подсудимые настаивали на том, что просто хотели обсудить с ним проект в сфере строительства и вовсе не похищали его. Кто звонил в полицию? Суд установил, что сигналы в полицию о похищении Вадима Кстенина и его водителя Владимира Воронова поступили от сотрудников автомоечного комплекса «Мой-ка» на улице Любы Шевцовой и от соседей чиновника. Причем первым заподозрил неладное сотрудник мойки. Он обратил внимание на находившегося поблизости незнакомого человека. После заезда в бокс автомобиля Toyota Highlander неизвестный сел за руль и уехал на так и не помытой машине. Оператору мойки это показалось подозрительным, после чего он и его начальник просмотрели записи камер видеонаблюдения. Появившиеся накануне приговора в СМИ видеозаписи запечатлели, как трое неизвестных мужчин подошли к водителю прибывшей на моечный комплекс Toyota, затолкали его в машину и уехали. Отреагировавший на звонок сотрудников автомоечного комплекса «Мой-ка» полицейский чуть позже узнал, что местные жители сообщили о похищении с улицы Любы Шевцовой еще одного человека – руководителя департамента ЖКХ и энергетики Воронежской области Вадима Кстенина. Сотрудник МВД пришел к нему домой, поговорил с супругой и позвонил ему. В ответ господин Кстенин сказал, что с ним всё нормально и он скоро будет дома. Вернувшись домой, Вадим Кстенин, по собственному признанию, сразу же написал заявления о вымогательстве у него денег в региональные управления МВД и Следственного комитета. Позже сотрудники ФСБ предложили ему поучаствовать в проведении оперативно-разыскного мероприятия, в результате которого они задержали организатора похищения Руслана Котиева. У него силовики нашли удостоверение на имя майора полиции Руслана Алмазова. После задержания Руслан Котиев с многочисленными телесными повреждениями попал в больницу, из которой ему удалось сбежать. На свободе он находился до июля 2016-го. Согласно тексту приговора, в процессе судебного следствия с показаниями выступили четверо соседей Вадима Кстенина. Свидетели Перевозчикова и Дуванов видели похищение своими глазами. Перевозчикова рассказала о них своему супругу, а Дуванов – председателю местного ТСЖ Красикову. Последний передал информацию в полицию. Примечательно, что глава ТСЖ в суде подтвердил, что узнал о возможном преступлении от Дуванова. Он подчеркнул, что лично видеть похищение не мог, так как был болен. Господин Красиков в суде опроверг зачитанный протокол его допроса. В нем за подписью Красикова было написано, что он заявил о том, что видел похищение своими глазами. Глава ТСЖ уточнил, что он точно не говорил такое представителям правоохранительных органов. Супруга Вадима Кстенина, выступавшая с показаниями в суде уже после закрытия судебного следствия, сказала, что узнала о похищении супруга от соседей. Причины произошедшего она не знала и не пыталась узнать, следует из текста приговора. «Первая леди» подтвердила, что ее супруг уходил из дома с деньгами, предназначенными для ремонта дачи. Где деньги? В громком деле фигурируют несколько крупных сумм. Со слов Вадима Кстенина, Руслан Котиев вывез его в лесной массив Юго-Западного района и потребовал 5 млн долларов (261 млн рублей на тот момент) за то, чтобы он не сдал чиновника «заказавшим» его «врагам». Господину Кстенину удалось сбить цену сделки до 5 млн рублей, половину из которых он согласился достать к концу дня. Господин Котиев, видимо, будучи уверенным, что чиновник сдержит слово, потребовал к вечеру привезти 2,5 млн рублей к Ступинскому мосту через реку Воронеж в Рамонском районе. Согласно тексту приговора, для подготовки оперативно-разыскного мероприятия Вадим Кстенин приготовил личные деньги – 460 пятитысячных купюр на сумму 2,3 млн рублей. Руслан Котиев был задержан в момент их получения в заранее оговоренном месте. По словам господина Кстенина, дававшего показания по делу уже в статусе градоначальника, в момент похищения в его сумке находилось 100 тыс. рублей наличными (неизвестно какими купюрами, но если пятитысячными, то их было только 20 штук). После того, как похитители ушли с того места, куда были вывезены водитель с чиновником, этих денег в сумке не оказалось. Также, по словам господина Воронина, из бардачка пропали 8 тыс. рублей, которые Вадим Кстенин оставил ему на мелкие хозяйственные расходы. Деньги впоследствии так и не были найдены. Пропажа денег, по всей видимости, произошедшая в момент, когда в автомобиле находились Магомед и Алихан Котиевы, вылилась в признание их виновными в преступлении, предусмотренном п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ («Кража с причинением значительного ущерба гражданину»). Вадим Кстенин, выступая с показаниями, заявил, что потерянные деньги были для его семьи действительно значительным ущербом. По словам чиновника, в тот момент месячный доход его семьи составлял 170 тыс. рублей. Были ли нарушения в деле? После вынесения приговора господам Котиевым судья Наталья Ильченко вынесла представление руководителям воронежских управлений СК и ФСБ, обратив внимание «на многочисленные нарушения, допущенные в ходе оперативных мероприятий и следственных действий по данному делу». Судья «потребовала принять меры к их устранению». Принятые во внимание судьей нарушения носили формальный характер и, по сути, не повлияли на назначение наказания. В тексте приговора, например, говорится, что к началу проведения силовиками оперативного эксперимента не было возбуждено уголовное дело и неправильно проходил процесс опознания организатора похищения. Защита тем не менее настаивала на других процессуальных нарушениях, в том числе касающихся сроков предъявления обвинения и выделения и соединения уголовных дел братьев Котиевых. После приговора адвокаты заявили в СМИ, что их доводы по большей части не были приняты судом во внимание, а за избиение их подзащитных при задержании «никто не ответил» (цитата газеты «Коммерсант»). Приговор Руслану Котиеву будет обжалован, заявил его адвокат. Какое наказание? Преступления Руслана Котиева классифицированы судом по п. «а» ч. 2 ст. 166 УК РФ («Неправомерное завладение автомобилем без цели хищения группой лиц по предварительному сговору»), п. «а», «д», «ж», ч. 2 ст. 126 УК РФ («Похищение человека группой лиц по предварительному сговору, в отношении двух лиц, из корыстных побуждений») и «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ («Вымогательство в целях получения имущества в особо крупном размере»). Магомед и Алихан Котиевы приговорены не только за угон и похищение (п. «а» ч. 2 ст. 166 УК РФ, п. «а», «ж» ч. 2 ст. 126 УК РФ), но и за кражу с причинением значительного ущерба (п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ). Суд исключил из объема обвинения всем трем подсудимым, как недоказанное, преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 162 («Разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, а равно с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия»). В судебном следствии обвиняемые вину не признали. На одном из первых заседаний Руслан Котиев заявлял, что он действительно сел за руль чужой машины, но отрицал, что действия в отношении чиновника и его водителя были совершены против его воли. Согласно его позиции, он просто хотел обсудить с главным областным коммунальщиком проект в сфере строительства. Его словам суд не поверил. Тем не менее из объема обвинения Руслана Котиева были исключены преступления по п. «в» ч. 2 ст. 126 («Похищение человека с применением опасного для жизни насилия») и п. «в» ч. 2 ст. 163 УК РФ («Вымогательство с применением насилия»). Его напарники избежали наказания за те же преступления с учетом снятия обвинения в вымогательстве в целом. В связи с этим осужденные имеют право на реабилитацию по перечисленным пунктам. Стоит отметить, что на протяжении тех судебных заседаний, на которых присутствовал журналист «Абирега», Руслан Котиев вел себя развязно и позволял себе отпускать шутки в адрес одного из потерпевших. Даже при оглашении приговора он перебивал судью и комментировал отдельные моменты выступления судьи. После закрытия последнего судебного заседания господин Котиев предложил судье Наталье Ильченко «подняться на пару слов». Газета «Коммерсант» со ссылкой на очевидцев дела написала, что в суде он угрожал представителю Вадима Кстенина. Ранее судимому Руслану Котиеву назначено наказание в виде восьми лет тюрьмы строгого режима. Приговор Советского райсуда господин Котиев может оспорить в десятидневный срок. Он начнет исчисляться с 13 июня – дня, когда осужденный получит на руки текст приговора. До вступления приговора в силу господа Котиевы будут находиться в СИЗО. Ранее не судимые Магомед и Алихан Котиевы приговорены к 5,5 годам тюрьмы общего режима каждый. Общий, а не строгий режим тюрьмы им был назначен судьей в связи с изменением категории тяжести вменяемого им преступления (похищение человека). Выходит, что особо тяжкий характер статей Магомеда и Алихана Котиевых смягчен до тяжкого. А значит, срок условно-досрочного освобождения исчисляется для них с момента половины отбытого срока. Оба подсудимых находятся в СИЗО с мая 2015 года. В случае вступления решения Советского райсуда в силу, они могут сразу же подать на УДО.

Комментарии

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи.

Войдите или зарегистрируйтесь