Воронеж БИЗНЕС

РЕЙТИНГИ ВЛИЯТЕЛЬНОСТИ – Генеральный директор Первой строительной компании Илья Антипкин: «На жизнь совсем немного надо, а остальные средства должны работать»

РЕЙТИНГИ ВЛИЯТЕЛЬНОСТИ – Генеральный директор Первой строительной компании Илья Антипкин: «На жизнь совсем немного надо, а остальные средства должны работать»

15:37 11 октября 2169 Комментировать
Источник: abireg.ru
Воронеж. 11.10.2018. ABIREG.RU – Аналитика – Бизнесмен и депутат Тамбовской облдумы Илья Антипкин прошел путь от продавца запчастей для иномарок до главы строительной компании. Как только он купил башенный кран, его жизнь кардинально поменялась: бизнесмен начал достраивать объекты проблемных застройщиков в Тамбове и возводить многоэтажные дома на своей малой родине в Мичуринске. В интервью «Абирегу» Илья Антипкин рассказал о масштабе проблемы обманутых дольщиков в регионе, о современных бизнесменах, с которых нужно брать пример, и о многомиллиардных планах на будущее. Глядя на фундаментальность его жизненных подходов, понимаешь, что уверенное резидентство в Рейтинге влиятельности и в Топ-30 бизнесменов – результат последовательной работы над собой и своими проектами. — Илья Викторович, расскажите, с чего начинался ваш бизнес-путь. Раньше вы занимались розничной торговлей. Что вы продавали и почему решили уйти в строительную отрасль? — Родители начали приобщать меня к труду с 13 лет. Когда все мои сверстники еще бесцельно «болтались», я уже работал. Папа владел (и по сей день владеет) большим автосервисом, где мы работали день и ночь. Соответственно, розничной торговлей я занимался в этой же сфере. Открыл первый магазин, продавал запасные части и детали для иномарок. Я немного заработал, но расширяться на тот момент не было желания. Через некоторое время мне предложили купить башенный кран, и я согласился. Интересно, что он ранее работал на недостроенном объекте компании «Ремстрой прогресс». Это вообще первый застройщик в Тамбовской области, который проходил процедуру банкротства. В  2011  году я предложил достроить этот проблемный объект по адресу: Липецкое шоссе,  102б. С этого и началась моя строительная деятельность. — Можно ли сказать, что именно тогда к вам пришел первый успех? — Да, пожалуй. Своего рода успех пришел вместе с благодарностью людей, когда мы достроили дом. Хочу отметить, что мне было тяжелее работать с жильцами, чем строить. Людям все равно, кто их обманул. Поэтому, когда ты появляешься, все забывают про старого застройщика и сбрасывают все шишки на тебя. Конечно, их можно понять, ведь люди на жилье копили всю жизнь. Всего у компании было три недостроенных объекта, которыми мы занимались. Естественно, пришлось сразу прекратить торговлю. Когда ты продавец — видишь только деньги, а тут – результат труда перед глазами, что очень приятно. — Были ли сложности с входом в строительный бизнес? — Мне повезло с коллективом, который во всем помогает. Это люди с «Ремстрой прогресса», которые работают до сих пор. — Вы сохранили коллектив прежнего застройщика? — Около 30%. Раньше была небольшая текучка, кто-то уже на пенсию ушел. Но основной костяк остался. Это люди старой закалки, с опытом. — А молодые сотрудники у вас работают? — У нас есть промышленно-технологический колледж, с которым мы сотрудничаем. У учащихся там ребят есть интерес к строительству и мотивация. Мы уже растим себе кадры. — Вы сказали, что в 13 лет начали работать. А в каком возрасте вы получили свои первые деньги и на что их потратили? — Лет в 14. Не помню, на что точно я их потратил. Но, кажется, я купил своей бабушке обувь. Когда я заработал первые хорошие деньги, начал тратить их на родителей, потому что я видел, сколько всего они в меня вложили на протяжении жизни. — Каким принципом вы руководствуетесь при обращении с деньгами? Заработанные средства тратите, откладываете или по максимуму вкладываете в дело? — Зайдя в офис, вы заметили, что ремонт тут уже давно был сделан. Мы просто поддерживаем чистоту. Мы не тратим деньги на покупку «космических» машин  –  переболели уже этим. Я люблю вкладывать деньги во что-то стоящее. Например, мы построили воскресную школу в Гавриловке площадью 800 кв. м. Сейчас там оборудуется кухня, сцена, чтобы дети могли там не только учиться, но и жить. Проект обошелся в 300 млн рублей. За эти деньги мы могли бы у себя в офисе везде золотые дверные ручки поставить. У меня отношение к деньгам такое: на жизнь совсем немного надо, а остальные средства должны работать. — Вы школу построили в рамках благотворительной деятельности, о которой сообщается на сайте вашей компании? — Да, когда мы делали сайт, коллеги подсказали, что нужно сделать рубрику «Кому мы помогаем». Я запретил выкладывать там информацию, потому что нельзя оказывать кому-то помощь в качестве пиара: помог – и хорошо. Мы много с кем сотрудничаем, но не хвалимся этим. Те, кого мы выручаем, знают об этом. — Каким вы видите региональный строительный рынок и какое место ваша компания там занимает? — Сейчас рынок терпит изменения: цены растут, материалы дорожают. Но клиент не готов платить большие деньги, поэтому строители будут «шевелиться», чтобы жилье оставалось таким же качественным, но при этом более доступным. — Будут возводить жилье экономкласса? — Нет, застройщики просто сделают квадратный метр дешевле. В строительном бизнесе работает такая цепочка – если мы двигаемся в более доступном направлении, то, например, кирпичные заводы начинают думать, как им снизить себестоимость. Я думаю, скоро цены придут в норму. Касаемо места моей компании на рынке, я затрудняюсь ответить. В Мичуринске мы занимаем первое место, на рынок Тамбова мы только выходим. — Не было ли у вас желания не достраивать чужие дома, а выйти в город и построить там свою высотку? — Желание есть. Мы даже уже выкупили несколько участков под строительство. В следующем году планируем начать работы. Сначала нужно закончить недостроенные объекты. Жильцы все-таки на первом месте. — Мичуринск – старокупеческий город, не хотели бы внести в него новую жизнь, построить новые микрорайоны? — Мы уже ее вносим. Если раньше в городе преимущественно были пятиэтажные дома на 20 квартир, то ЖК «Седьмое небо» рассчитан на 500 квартир, и люди их покупают. В каждом городе есть старые районы, с интересной архитектурой, которые удалось сохранить. Все, что в наших силах, мы сделаем. — В Тамбове многие застройщики отказываются от высоток. Это дело вкуса? — Конечно. У меня, например, в «Седьмом небе» есть квартира на девятом этаже. Я очень люблю в ней находиться, там потрясающий панорамный вид. Я там не всегда живу, откровенно говоря, но стараюсь проводить там время, чтобы видеть ситуацию изнутри. Например, еду в лифте и понимаю, что неплохо бы установить речевой информатор, который желает жильцам доброго утра или хорошего дня. — Кто ваши основные конкуренты и в чем ваше преимущество? — В Мичуринске мы монополисты. На рынке Тамбова у нас по большому счету тоже нет конкурентов. Например, если в агентство по продаже недвижимости придет человек, чтобы купить квартиру, он из 20 вариантов выберет тот, который ему понравится. Есть много факторов, почему люди покупают квартиры в том или ином месте. Например, у нас качественный материал, мы работаем по старым стандартам. В наших домах толщина стен почти метр. Так не строит никто. Все экономят на этом, но я не хочу. — Сложно ли конкурировать с компаниями, которые имеют свои материалы для строительства? — У нас в Тамбове есть свой кирпичный завод, который мы приобрели в  2014  году. Также есть свой бетонный завод. Мы пока не выпускаем плиты перекрытия, но уже начали работу в этом направлении. В целом, как показывает практика, холдинги быстро рушатся. Иностранные предприниматели не обзаводятся таким производством, потому что понимают, что все держится на клиенте. Не будет клиента – рухнет вся империя. Я читаю, что более узкая специализация удобнее, и по большому счету мы купили кирпичный завод, не подумав. Если бы мне предложили сделку сейчас, я бы отказался. Однако избавляться от активов уже поздно, они работают в нормальном режиме. — Ранее мы уже коснулись проблемы обманутых дольщиков. Хотелось бы узнать, каков ее масштаб в Тамбовской области. — Безусловно, проблема обманутых дольщиков актуальна не только для Тамбовской области, но и для большинства других регионов страны. Достройкой проблемных объектов наша компания занимается с  2012  года. Например, недавно сдали дом, который начинал строить «Центржилстрой». Это был четвертый долгострой в регионе, который мы ввели в эксплуатацию. В октябре будет сдан дом по улице Сенько,  9а. Замечу, что каждый недостроенный объект индивидуален, поэтому выработать единый способ решения практически невозможно. В Тамбовской области эта проблема на 90% уже решена. Разработана система по каждому объекту, все держится под контролем. Примерно в течение года эта тема, в принципе, должна быть закрыта. — Губернатор доверяет вашей компании достраивать проблемные дома. Не давит этот груз ответственности? — Давит, конечно. Хочется оправдать доверие, хотя в то же время наши возможности не безграничны. Главное для нас – это благодарность людей. Человек, который копил на квартиру всю жизнь, платил ипотеку, во многом себе отказывал, понимает, что внезапно может потерять все. А когда проблема решается, это и слезы, и эмоции... — Как отразятся на застройщиках нововведения в закон о долевом строительстве? — Единственное, что закон может спровоцировать,  –  это рост цен. На данный момент мы получили одобрение как добросовестный застройщик. Единственное, что нам пришлось сделать,– это увеличить уставный капитал. Других проблем нет. Хочу привести в пример фирму «Юкон», которая ранее работала на строительном рынке. Директор похитил 380 млн рублей, признался в этом и сидит в тюрьме. Осталось три недостроенных объекта. И что с ними делать? Проще такие ситуации предотвращать, чем исправлять. Мы, строители, должны думать о людях, чтобы они не боялись покупать у нас жилье. Поэтому я двумя руками за закон. Хочу, чтобы на рынке были только дисциплинированные застройщики. — Как вы думаете, кредит доверия к застройщикам повысится после изменений в законе? — Думаю, сначала нет. Чтобы понимать, как работает закон, надо быть юристом. Как правило, люди в это не вникают. Первый год в больших городах точно ничего не поменяется. Маленькие же города работают по принципу сарафанного радио: мы этого застройщика знаем, мы к нему и пойдем. — Можно ли сказать, что люди уже вам доверяют? — Да, у нас всегда открыты двери. К каждому клиенту подходим индивидуально, я общаюсь со всеми лично. — Поговорим о финансовой стороне вашего бизнеса. По данным за  2016  год, у вас чистая прибыль составила чуть более 1 млн рублей, а выручка – 43,1 млн рублей. По сравнению с отчетами других застройщиков, это немного. С чем это связано? — Это связано с большими тратами. Только в тамбовские недострои мы вложили  60  млн рублей. Это безвозвратные деньги. Также много средств тратим на социальную инфраструктуру. Поэтому и прибыль невелика. Меня все устраивает. Мне важно развитие бизнеса, а на жизнь, как я уже говорил, много не надо. — Каким вы видите ваш бизнес через 5-10 лет? — Надеюсь, мы откроем новые профили. Мы купили Борисовское месторождение площадью  270  га для строительства цементного завода. Когда-то там уже зарождался подобный проект. Объем инвестиций составит от 10 млрд до 10,5 млрд рублей. Это не личные средства, а средства компаньонов. Кроме того, мы рассчитываем на поддержку Минпромторга и области. На производстве будет создано 500 рабочих мест. Мощность будущего завода – 1,2 млн тонн цемента в год. — Расскажите о сроках реализации проекта. — Я думаю, мы построим завод в течение четырех лет. Год отводим на проектные изыскания, три – непосредственно на строительство. Сейчас самое главное найти инвестора. Мы уже вели переговоры – в основном с зарубежными компаниями. — Какая деятельность вам ближе по духу – предпринимательская или депутатская? — Корнями я бизнесмен. В депутаты меня выдвинул народ, те же дольщики. Сначала я стал депутатом Мичуринского совета. Я подумал, что мой опыт решения проблем может пригодиться. Наверное, пригодился, поэтому сейчас я работаю в Тамбовской областной Думе. — Как вы совмещаете бизнес и политику? — Есть такая поговорка: попозже ложишься, пораньше встаешь. — Есть ли у вас какие-то секреты тайм-менеджмента? — Все очень банально  –  надо не бояться смотреть вперед. Я люблю людей, которые строят десятилетние планы и придерживаются их. Тот график, который выстраиваешь и на день, и на неделю, все равно корректируется. — А что вам интересно, помимо бизнеса и политики, чем увлекаетесь в свободное время? — Я безумно люблю читать. У меня книги везде: в машине, на работе, дома. Художественную литературу читаю редко, может, стихи для памяти иногда. А так увлекаюсь бизнес-литературой. Еще люблю играть в бильярд. Очень полезная игра. Кто играет, тот знает, что каждый удар приравнивается к какому-то шагу в жизни. Необдуманный шаг может сломать всю партию. — Кто, по вашему мнению, является идеальным бизнесменом? — Генри Форд. Из отечественных бизнесменов мне нравится Олег Тиньков, очень харизматичный. Мы лично не знакомы, но встречались в рамках Санкт-Петербургского экономического форума. Он достиг больших успехов. Также могу отметить Тимура Горяева (основатель концерна «Калина», бренды «Черный жемчуг», «Лесной бальзам», «Чистая линия» и другие – прим. ред.). Есть много людей, за которыми интересно следить. Особенно я люблю сравнивать отечественную модель бизнеса с зарубежной. — Из их бизнес-опыта вы что-то уже для себя почерпнули? — Да. В частности, информацию, касающуюся оптимизации технологических процессов и производства. Конечно, я еще слежу за президентом. Мне нравится стиль его общения и как он руководит страной. В рамках своего региона очень уважаю Александра Никитина. Он тратит много времени и сил на развитие Тамбовской области. — Кто привил вам любовь к чтению? — Я уже не вспомню, с какой книги это началось. У нас читает вся семья, у детей нет планшетов. — Уже присматриваетесь, что интересно ребенку? Хотели бы его привлечь к бизнесу? — Я сторонник теории, что ребенок должен заниматься тем, чем ему интересно. Вообще, я считаю, что через 15 лет рынок строительства жилья отойдет, потому что культура аренды набирает обороты, как в Европе. Там снимают жилье пару лет и переезжают в другой район. Поэтому тащить ребенка в бизнес, который скоро умрет, – глупо, если он сам этого не захочет. — Какое у вас образование? — Первое мое образование – филологическое. Я понимал, что не буду работать по профессии, поэтому учился без энтузиазма. Второе – юридическое. Тут на парах я сидел с открытым ртом. Сейчас прохожу курсы в «Синергии» заочно. Я люблю учиться. — Какова ваша мотивация для такого обучения? — Мне это просто интересно. Я не думаю, что отучусь и стану на ступень выше. Нет. Сегодня этот опыт мне не нужен, а завтра – пригодится. — Были ли у вас в жизни моменты, когда вы теряли веру в себя и в свое дело? — Думаю, такой кризис бывает у всех. Но, как говорил Майк Тайсон, если я брошу свое дело, лучше не будет. Есть куча людей, которые в нас не верят, придумывают про нас басни и завидуют. Со слухами мы не боремся, потому что если начнешь оправдываться – будет только хуже. Были моменты, когда хотел все бросить. Но потом ради людей продолжал делать свое дело. — Что для вас влиятельность и считаете ли вы себя влиятельным? — Я рад, что повлиял на нескольких человек, например на тех же дольщиков. Очень сложно собрать людей вместе. Обычно будущие соседи готовы загрызть друг друга. Я стараюсь донести, что им нужно дружить. Называть себя влиятельным  –  издержки завышенной самооценки. Просто я рад, что кому-то пригодился.

Комментарии

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи.

Войдите или зарегистрируйтесь