Воронеж БИЗНЕС

ТОП-100 – Главный инженер Нововоронежской АЭС Сергей Витковский: «Энергоблок только введен в эксплуатацию, а мы уже думаем, как сделать его эффективнее»

ТОП-100 – Главный инженер Нововоронежской АЭС Сергей Витковский: «Энергоблок только введен в эксплуатацию, а мы уже думаем, как сделать его эффективнее»

15:53 02 декабря 1843 Комментировать
Источник: abireg.ru
Воронеж. 02.12.2019. ABIREG.RU – Аналитика – На Нововоронежской АЭС завершается подготовка к вводу в эксплуатацию 7-го энергоблока. Подходит к финишу ответственной для атомной станции период строительства и пуска НВ АЭС-2. О том, что значит этот проект для Российской и мировой атомной энергетики, мы поговорили с главным инженером Нововоронежской АЭС  Сергеем Витковским. – Крупнейшим событием последних десятилетий для Нововоронежской атомной станции стало строительство и пуск двух новых энергоблоков АЭС-2. Что оно значило для вас, как для руководителя? – Безусловно, это очень значимые события. Для меня, как руководителя, наиболее ответственным был пуск 7-го энергоблока, или, как его часто называют, второго энергоблока НВ АЭС-2. К исполнению обязанностей главного инженера Нововоронежской АЭС я приступил с декабря прошлого года, а физический пуск 7-го энергоблока начался уже в феврале. Я бы сказал, что эти два новых энергоблока стали для нашей АЭС новым веянием, возрождением, весной атомной энергетики региона. Ведь с 1980 года на нашей площадке мы только эксплуатировали энергоблоки или продлевали их сроки эксплуатации. Когда появляются новые объекты, значимые для национальной промышленности, испытываешь гордость за страну и огромное удовлетворение. Для любого профессионала такие моменты – самые радостные, если он, конечно, любит свою работу. Для меня это был напряженный период и серьезная работа. – В чем, на ваш взгляд, заключается глобальный вклад проекта НВ АЭС-2 в энергетическую отрасль? – Для атомной энергетики – это эволюция технологий. Разработан и успешно введен в эксплуатацию энергоблок нового уровня безопасности – поколения 3+. Необходимость его появления была продиктована событиями на АЭС «Фукусима», и мы первыми осуществили это. Энергоблоки категории 3+ на сегодняшний день во всем мире есть только у нас и на Ленинградской АЭС. «Росатом» показал отрасли, что возможно проектировать и строить такие энергоблоки, на которых невозможны события, произошедшие на японской АЭС. Некоторые государства, развивающие у себя атомную энергетику, уже хотят построить их у себя. У концерна «Росэнергоатом» огромный пакет заказов, в который входят проекты в Турции, Финляндии, Узбекистане, Беларуси. Мы готовим у себя специалистов из разных стран, которые будут эксплуатировать такие энергоблоки. Наши коллеги, участвовавшие в пуске новых энергоблоков Нововоронежской АЭС, крайне востребованы теперь в атомной промышленности. Например, некоторые сейчас участвуют в строительстве новых энергоблоков в Беларуси. А главный инженер Курской АЭС возглавлял у нас реакторный цех. Это нормальный процесс. – Разъясните популярно уникальность этих двух энергоблоков, какие характеристики отличают их от установок предыдущего поколения? – Главная проблема ядерных реакторов – в том, что, будучи остановленными, они продолжают выделять накопленную тепловую энергию, хотя и в небольшом количестве, но требующем обеспечения охлаждения ядерного топлива. В чем была причина аварии на АЭС «Фукусима»? Из-за цунами были затоплены и выведены из строя дизель-генераторы, обеспечивавшие работу насосов, охлаждающих остановленный реактор. В результате – начало плавиться топливо. На «Фукусиме» вследствие прекращения подачи электроэнергии отказали активные системы безопасности. На наших же энергоблоках активные системы безопасности полностью дублируются пассивными – не требующими для выполнения своих функций никакого источника энергии. Теплоотвод от ядерного топлива происходит путем естественной циркуляции в атмосферу, есть пассивные системы подачи воды – емкости под давлением, которых хватает, чтобы охладить реактор без какого-либо дополнительного вмешательства. На случай, если что-то пошло не так, есть ловушка расплава. Расплавленное топливо попадает в нее и никуда не уходит. Так называемый жертвенный материал поглощает расплав, не позволяя ему растекаться. Реакторная установка находится под двойной защитной оболочкой, способной выдержать падение самолета. Такого уникального сочетания активных и пассивных систем безопасности, как на этих блоках, нет больше нигде. Наши энергоблоки выдерживают землетрясение силой в 7 баллов, но для более сейсмоопасных районов есть и усиленные проекты. – Были отличия в запуске двух энергоблоков? Можно ли считать, что с вводом в эксплуатацию 7-го энергоблока начался новый этап в жизни всей Нововоронежской АЭС? – 7-й энергоблок уже работает на номинальном уровне мощности в режиме опытно-промышленной эксплуатации, а в конце года будет принят в промышленную эксплуатацию. Его пуск для нас был, конечно, проще, чем предыдущий. Приобретенный на 6-м энергоблоке опыт позволил нам оптимизировать выполнение пусконаладочных работ. В настоящий момент мы их полностью завершили. Сейчас идет процесс по получению разрешений на ввод энергоблока в эксплуатацию. Энергоблок рассчитан на 60 лет работы, но каждые 10 лет мы должны подтверждать его соответствие действующим нормам безопасности. – Чем могут гордиться специалисты НВ АЭС помимо ввода в строй новых энергоблоков? – Я бы отметил проект модернизации 4-го блока. Это энергоблок первого поколения, построенный еще в 60-е годы. Он был рассчитан на эксплуатацию на протяжении 30 лет, но проработает 60 лет. Мы его модернизировали таким образом, что он соответствует всем действующим нормам и правилам безопасности. А они очень жесткие, даже в сравнении с требованиями МАГАТЭ. И я горжусь, что тоже участвовал в этом проекте. – А сколько раз можно модернизировать энергоблок, и до какой степени? – Есть оборудование, которое можно менять, и то, которое менять нецелесообразно. Наиболее нецелесообразна замена строительных конструкций. А срок их службы, как правило, составляет 100-150 лет. – Очевидно, что в последние годы главной задачей специалистов НВ АЭС было строительство и пуск новых блоков. А что станет такой задачей после их окончательного ввода в строй? – Это может показаться рутиной, но наша главная повседневная задача – безопасная эксплуатация. Мы стремимся быть лучшей АЭС в этом направлении. Активно участвуем в работе Всемирной ассоциации операторов по эксплуатации АЭС, МАГАТЭ. На атомной станции идет процесс непрерывного совершенствования. Энергоблоки только вводятся в эксплуатацию, а мы уже думаем о том, как их модернизировать, сделать еще эффективнее. – Одни блоки вводятся в строй, другие модернизируются, третьи выводятся из эксплуатации. Как это все отражается на выработке электроэнергии АЭС в целом? И что происходит с нерабочими энергоблоками? – Выработка электроэнергии растет, так как вместо старых маломощных энергоблоков в строй вводятся более мощные. Два энергоблока находятся на этапе вывода из эксплуатации, все ядерное топливо вывезено, они переведены в ядерно-безопасный режим. В принципе их можно довести до полностью радиационно безопасного состояния. В Германии один из энергоблоков довели до состояния «зеленой лужайки». Но мы решили использовать выведенные из эксплуатации энергоблоки более продуктивно. На их базе создан опытно-демонстрационный инженерный центр концерна «Росэнергоатом», где отрабатываются технологии вывода из эксплуатации. Например, там работает плазменный комплекс по переработке твердых радиоактивных отходов. Также остановлен третий энергоблок. Его оборудование использовано для повышения безопасности четвертого энергоблока, который будет остановлен в 2031 году.

Комментарии

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи.

Войдите или зарегистрируйтесь