Воронеж КУЛЬТУРА

Елена Панфилова о коррупции в России и в искусстве: «Ситуация в театрах неправильная, но законодательство о культуре, увы, полно лазеек».

Елена Панфилова о коррупции в России и в искусстве: «Ситуация в театрах неправильная, но законодательство о культуре, увы, полно лазеек».

10:30 13 ноября 1478 Комментировать
Источник: culturavrn.ru
В 1999 году Елена Анатольевна создала Центр антикоррупционных исследований и инициатив « Трансперенси Интернешнл – Россия», который возглавляла до 2014 года, после чего добровольно ушла в отставку. – Я верю в надобность смены власти. Моя нынешняя деятельность связана с разработкой новых способов борьбы с коррупцией, – рассказывает Елена Панфилова. Казалось бы, только в России законов и законодательных актов по регулированию коррупции насчитываются – 287 тысяч страниц. Есть организации по борьбе с коррупцией, как государственные, так и частные, общественные, есть журналисты-расследователи, и на бумаге антикоррупционный процесс будто бы идёт, но отчего-то проблема не становится меньше. – Стоит отметить, что у нас в стране нет какого-то общенационального понимания того, что же такое коррупция, – замечает Елена Анатольевна. – Каждый истолковывает это понятие по-своему – сговор, откат, взяточничество, торговля влиянием. Если все же давать более чёткое определение коррупции, оно, на мой взгляд, должно звучать так: коррупция – это злоупотребление служебным положением, публичными и вверенными ресурсами в личных целях. По мнению Елены Панфиловой, коррупция состоит из трёх частей, а именно наличия должностных полномочий, недостатка контроля (как внутреннего, в лице государственных органов, так и внешнего – СМИ, гражданского общества, индивидуального гражданина, т.е. человека, к которому мы можем применить понятие осознанной гражданственности) и, наконец, алчности. По признанию Елены Анатольевны, в ходе антикоррупционной деятельности выяснилось, что именно борьба с алчностью и незаконным обогащением является самой трудновыполнимой задачей. Казалось бы, что общество просто нуждается в образовании и просвещении на темы проблем коррупции, но и здесь встаёт вопрос – а кого просвещать? – Повторяется одна и та же история, сколько бы мы ни проводили лекций, на них приходят люди уже убеждённые. Мы убеждаем убеждённых, а что же до остальных? – говорит Елена Панфилова. – В таких случаях говорят: надо начинать с молодёжи. Так, на одной из моих открытых лекций, один молодой человек сказал мне: « Да, Вы правы, коррупция – она везде! Вот, как говорит мой отец: «Тащи с работы каждый гвоздь, ты здесь хозяин, а не гость!». Выходит, что начинать-то следует не с молодёжи, а со старшего поколения. Также Елену Анатольевну огорчают двойные стандарты: – Многие твердят, что коррупция это, конечно, ужасно. «Вот их всех, кто покупает себе яхты, вымогает деньги за место в детском саду, надо посадить, а если мне надо побыстрее, когда я могу позволить себе купить это место в детском саду, это не плохо, это для меня комфорт». Люди забывают, что бытовая взятка ничуть не менее губительна для страны, чем административная или политическая. Казалось бы, ну что такое эта бытовая коррупция, какие-то тысяча-две рублей, которые есть у всех. Но здесь вспоминается случай, как в августе 2004 года 2 террористки-смертницы за взятку в эти «смешные» пару тысяч рублей избавились от досмотра в аэропорту, после чего ими были подорваны два самолета, в результате чего погибло 89 человек. Так давайте заниматься только большими формами коррупции, где ворочают лишь «значимыми» суммами с большим количеством нулей? Что сказали бы на это семьи погибших в тех терактах? Елена Анатольевна уверена – надо говорить обо всем и бороться с каждым из зол, а не давать поблажки малой коррупции, иначе от борьбы не будет прока. Но не стоит забывать также, что чем быстрее растет антикоррупция, тем быстрее должностные лица учатся её обходить: – Люди занимаются коррупцией ради денег, никто не делает этого just for fun. Их не испугает большой срок, после которого они вновь окунутся в богатую, беззаботную жизнь. В борьбе с коррупцией будет эффективным не столько уголовный срок, сколько изъятие награбленного. Напоследок Елена Панфилова ответила на несколько вопросов из зала: – Если бы у Вас была золотая рыбка, какие бы три желания в области борьбы с коррупцией Вы бы попросили её исполнить? – В первую очередь я бы пожелала каким-то образом отменить постоянно преследующую меня историю, которая рассказывает о какой-то особенной русской коррупционной ментальности, об обреченности россиян на коррупцию. Мол, Иван Грозный начал, так не нам это отменять. Знаете, если существует ген коррупционности, то Бог большой затейник – почему-то у финнов, которые не так давно были частью Российской Империи, такого гена не наблюдается. Я бы хотела также, чтобы люди стали чувствовать себя гражданами своей страны и осознавать свою за неё ответственность. Наконец, третье моё желание относится к бизнесу – не надо пытаться усидеть на двух стульях, ругать коррупцию, когда это неудобно вам, но пользоваться первой же возможностью обеспечить себе комфорт абсолютно таким же путем. Такое двойственное поведение создаёт у многих ощущение бессмысленности борьбы с коррупцией в принципе. – Является ли борьба с коррупцией опасной для жизни? – Увы, да. Мне, к сожалению, довелось быть на похоронах нашего коллеги, который расследовал дело двух полицейских в Руанде. Но, как ни странно, наш опыт показывает, что представители среднего коррупционного уровня опаснее, чем люди больших масштабов, которые порой даже не в курсе касающихся их антикоррупционных расследований. На следующие вопросы Елена Анатольевна ответила специально для «Культуры ВРН». - Организация «Трансперенси интернешнл – Россия» проводила расследования в театрах Москвы и Санкт-Петербурга, в результате которых выяснилось, что художественные руководители театров выписывали гонорары из бюджета театра самим себе. Насколько это законно и правильно ли с точки зрения нравственности? – Мы стараемся проверять все государственные учреждения, где появляются публичные бюджетные деньги. Первыми из таких стали именно театры. Конечно, эта ситуация неправильна, но законодательство о культуре, увы, полно лазеек. Его, несомненно, нужно менять. Это касается не только законов о культуре, но и о науке, например. – Почему Воронежские театры не попали под расследование? – В Воронеже, к сожалению, нет театров федерального подчинения. Тем, кто не успел задать свой вопрос или не смог посетить лекцию, Елена Панфилова предложила обратную связь по адресам epanfilova@hse.ru или epanfilova@gmail.com

Комментарии

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи.

Войдите или зарегистрируйтесь