Воронеж КУЛЬТУРА

Творческое наследие Евгения Евтушенко – поэзия или рифмованная публицистика?

Творческое наследие Евгения Евтушенко – поэзия или рифмованная публицистика?

09:23 12 января 8823 Комментировать
Источник: culturavrn.ru
Поэт Евгений Александрович Евтушенко родился 18 июля 1932 года в Сибири на станции Зима. Покинул мир сей на 85-м году жизни 1 апреля с.г. в американском городке Талса, штат Оклахома, где прожил 27 лет. Перед смертью завещал похоронить себя «рядом с Пастернаком». Похоронен 12 апреля 2017 года в подмосковном Переделкино – «рядом с Пастернаком» – как завещал. О его заслугах и наградах легко найти наиподробнейшую информацию. Одним из первых откликнулся на смерть поэта Соломон Волков, автор известных диалогов с известными деятелями культуры – Бродским, Евтушенко, Спиваковым: «Евтушенко — один из тех немногочисленных в любой литературе поэтов, чьи строки вошли в плоть живого языка, превратились в поговорки. «Поэт в России больше чем поэт»; «хотят ли русские войны»; «над Бабьим Яром памятников нет»; «со мною вот что происходит, ко мне мой старый друг не ходит». Евтушенко для меня — лидер, ключевая и самая резонансная фигура шестидесятничества. Это фигура абсолютно феноменальная и «сногсшибательная». Да, безусловно, Евгений Александрович оставил яркий след в культурной и общественной жизни нашей страны. Да, безусловно, фигура «сногсшибательная». И по количеству творческих проявлений, и по долгожительству славы. «Но всё же, всё же, всё же…». Евгений Александрович всю жизнь, и творчеством и поведением, провоцировал на полемику с ним. Вот и мои последующие рассуждения прошу воспринимать в этом же русле. Настаёт пора разобраться в ценности написанного поэтом Евгением Евтушенко. Итак, я о «рядом с Пастернаком». В данной ситуации понятие «рядом» подразумевает равновеликость. Нет, не равновеликие они. Разновеликие. Мерилом Поэтического творчества является степень соответствия Поэзии. ПОЭЗИЯ ВМЕЩАЕТ ВСЁ. Не знаю, кто это сказал, но это самое точное определение, это максима. Подтверждение её – творчество таких Поэтов, как Пушкин, Лермонтов, Кольцов, Тютчев, Фет, Есенин, Цветаева, Ахматова, Пастернак… Поэзия вмещает всё. Всё – это и талант, и чуткое мирочувствование и мироотношение, и музыка, и содержание, и лёгкость текста, и внезапность открытий, и выход за пределы, богатство ассоциаций, сравнений, метафор, и боль, и обязательная гражданственность, и огромный объём культуры, и непременное непрерывное её накопление, и высокое чувство ответственности за своё слово («ты сам свой высший суд» и «взыскательный художник»), и внутренняя свобода, и владение пространством и временем, и независимость от внешней конъюнктуры, и провидение своего места в настоящем и будущем, и… И по этому по всему не всякие стихи, даже и рифмованные, относятся к разряду Поэзии. На интернет-портале «стихи.ру» 10 ноября 2017 года было 770 705 авторов. Дай Бог, чтобы лет через сто хотя бы семеро из них стали известны будущим поколениям… Поэзия – дама капризная. Порой она проявляется не столько в словах, сколько между слов, в интонации. Особенно в лирике, в стихах о любви. Чтобы ответить на этот вопрос относительно сочинений Евгения Евтушенко, открываю сборник стихотворений «Песнь любви». Лирика русских поэтов. 1967 год. Редактор Лев Озеров. Посмотрим, как же о любви «поёт» поэт Евгений Евтушенко. Вот начало первого из трёх: «Как ты женщинам врёшь обаятельно! /Сколько в жестах твоих красоты!/ Как внимательно и обнимательно,/ Как расчётливо действуешь ты!». Восхищаться мужчиной – «Сколько в жестах твоих красоты!» – в принципе, наверное, возможно, но ведь не в таком же контексте! А «внимательно и обнимательно» – может кому-то и покажется находкой, мне это кажется мещанским ширпотребом. Автор и далее развенчивает своего – не поворачивается язык сказать «лирического героя» (и не герой и не лирический), – находя ещё более «крутые» определения: «Личность, в общем, до женщин ты лютая,/ Как ты часто бахвалишься сам./ Это часть твоего жизнелюбия —/ Поясняешь интимным друзьям». Следующее – «Всегда найдётся женская рука…» – о мужском предательстве и о возмездии за это: "Предатель!" – дождь тебя наотмашь бьет./"Предатель!" – ветки хлещут по лицу…». Что это? Автор так увлекается этим процессом, что самобичевание становится самолюбованием: «Эк я самого себя не пожалел!». В таком же стиле и третье стихотворение «Качался старый дом»: «Я думал о тупом несовершенстве браков,/ о подлости всех нас – предателей, врунов: /ведь я тебя любил, как сорок тысяч братьев, /и я тебя губил, как столько же врагов». Что это – стихи о любви? Это стихи об антилюбви. Кстати, обобщение – «о подлости всех нас – предателей, врунов» – может кого-то и оскорбить. Ну, зачем же так уж обобщать… А вот у Пастернака: «О, неженка, во имя прежних/ И в этот раз твой/ Наряд щебечет, как подснежник/ Апрелю: «Здравствуй!». (Из суеверья.1917). Здесь – всё неожиданность, всё лиричность и нежность, а кроме того – и история отношений, содержательность, и внезапность рифм и сравнений. Или вот ещё: «О, ангел залгавшийся, сразу бы, сразу б,/ И я б опоил тебя чистой печалью!». (Разрыв. 1919). Всего две строки. Но – читаю и вижу, и чувствую это прелестное юное создание, которое пробует обаяние своих чар, которому доставляет радость, играя в «кошки-мышки», «сводить с ума» влюбчивых юношей («Быть женщиной – великий шаг, / Сводить с ума – геройство». (Пастернак. Объяснение. 1948). И я вижу именно лирического героя, человека тонкой душевной организации, художественно чуткого к Красоте, переживающего любовную катастрофу, способного именно «опоить чистой печалью», понимаю и принимаю близко к сердцу драматургию их отношений. Всему этому способствуют и аллитерация в первой строке («анг» – «алг»), и повтор в ней же, и удивительные метафоры, эпитеты и гиперболы второго стиха. Вот что такое содержание – между строк. Борис Пастернак обращается к культуре читателя, к его культурно-чувственному, даже музыкальному опыту мирочувствования: «Так некогда Шопен вложил /Живое чудо/ Фольварков, парков, рощ, могил, /В свои этюды». (Во всём мне хочется дойти до самой сути. 1956). Такие стихи хочется и запоминать, и повторять, и перечитывать. Потому что это именно Поэзия! Стихотворение без Поэзии – публицистика. Евтушенко и в стихах, и в прозе признаётся в стремлении к творческой преемственности: «Как поэт (им выделено – Н.Т.) я всегда хотел соединить в себе что-то от Маяковского и от Есенина. И я очень многому научился у Пастернака. Я учился у него исторической нравственности (это выделено мной – Н.Т.)». Вот как раз в плане исторической нравственности Евтушенко и Пастернак явные противоположности. Евтушенко по итогам партийного съезда клянётся в «интимной любви» к коммунизму. Недаром на протяжении десятилетий он был правофланговым советской поэзии. Пастернак в суровые 1930-е даёт именно образцы исторической нравственности, предупреждает: «Напрасно в дни великого совета,/ Где высшей страсти отданы места,/ Оставлена вакансия поэта./ Она опасна, если не пуста». (Б. Пильняку. 1931). Полярно отношение двух поэтов к творчеству и славе. Стихотворение «Будем великими!», в котором «Сами себе велите славу свою добыть!» (1957) появилось годом позже, чем пастернаковское: «Быть знаменитым некрасиво». И – « Надо жить без самозванства…». (1956). Как видим, существенно разнится содержательная составляющая творчества двух поэтов. Пастернак сказал многое для немногих, причастных Культуре, Евтушенко – немногое для многих… Относительно завещания. Стремление человека уютно устроить во что бы то ни стало не только свою жизнь, но и послежизние, всегда вызывало во мне внутреннее сопротивление. Не представляю Моцарта, который завещал бы упокоиться рядом с Бахом. Похоронен в общей могиле для бедняков и бродяг. Не представляю Пушкина, пожелавшего упокоиться рядом с Державиным. Не представляю Тютчева, пожелавшего быть похороненным рядом с кем-то из великих. И уж, конечно, не представляю Пастернака, завещавшего похоронить его, скажем, рядом с Блоком. Даже будь обстоятельства последних лет его жизни совсем другими. Честно говоря, я бы не взялся за столь неблагодарную тему, как сравнивать творчество и творческое поведение Пастернака и Евтушенко, если бы не это завещание, а также ажиотаж вокруг фигуры недавно почившего поэта. Вокруг его стихотворений, которые – чистая публицистика. Ведь вы в его многосерийном творческом многоплодии едва ли найдете не только стихи о любви, но даже лирические стихи о русской природе, которые бы вам захотелось выучить и повторять в себе. Далее. Меня уже давно крайне удивляет, как многие, весьма известные и уважаемые люди, бездумно повторяют пафосные благоглупости типа: «Поэт в России больше чем поэт»…». На эту тему ясно и просто высказался Николай Алексеевич Некрасов веком раньше: «Поэтом можешь ты не быть, /Но гражданином быть обязан». Ультрапатриотический пафосный тезис Евтушенко опровергается всей мировой Поэзией. В каждой культурной нации все настоящие Поэты активно участвовали в общественной жизни, даже порой с риском для собственной жизни. Вот лишь несколько примеров. Германия. Генрих Гейне. «Бей в барабан и не бойся!.. Буди барабаном уснувших!». За обличающие монархию стихи был вынужден жить в эмиграции. Англия. Байрон. Был участником движения карбонариев в Италии, революции в Греции, где и умер в 1824 году. Герои его поэм «Паломничество Чайльд Гарольда», «Шильонский узник» и других бросают вызов всему миропорядку. Испания. Гарсиа Лорка. В 1936 году был расстрелян франкистами за свои антифашистские взгляды. Франция. Андрэ Шенье. Его стихи вдохновляли Пушкина. В годы французской революции автор политической статьи «Совет французскому народу о его настоящих врагах». Казнён на гильотине в 1794 году. Такой список можно длить и длить. Возвращаясь к «хрестоматийной» фразе Евгения Евтушенко, хочется возразить: «Не надо быть больше, чем поэт». Надо просто быть Поэтом. Хотя это и не просто. Потому что Поэзия вмещает всё! Об этом авторитетно свидетельствует творчество именно Поэтов – Пушкина, Есенина, Пастернака…

Комментарии

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи.

Войдите или зарегистрируйтесь