Крым ГОРОД

Дело о современных «пиратах», или Как Керченский торговый порт судится с предпринимателем.

Дело о современных «пиратах», или Как Керченский торговый порт судится с предпринимателем.

Источник: КерчьИНФО
Государственное предприятие Керченский торговый порт пытается взыскать почти пять миллионов рублей с руководителя агентской компании «АЗОВ-ТРАНС» Шаталова Эдуарда Владимировича за услуги, которые фактически не были оказаны портом. Вместо работы – беготня по судебным делам. Эдуард Шаталов – руководитель агентской компании «АЗОВ-ТРАНС». Он – портовый агент, морской и железнодорожный экспедитор, имеет соответствующую торговую марку в масштабах России и Европы. Работает в данной сфере с 2002 года. «Исторически сложилось, что Керченский морской торговый порт, как субъект государственной монополии в сфере транспорта все годы был основным контрагентом при осуществлении моей агентской деятельности и оказании услуг судам. Отношения всегда складывались деловые. Иногда даже выручал портовиков своими средствами: для того, чтобы сотрудники порта, докеры могли своевременно получить зарплату; старался всегда привлекать грузы и судовладельцев нашему порту», - пояснил журналисту КерчьИНФО Эдуард Шаталов. Он также отметил, что является техническим агентом английского Ллойда и представляет несколько зарубежных компаний, а также и российские компании. Суда этих компаний заходили в порт Керчь, соответственно, приносили деньги. Но в последнее время ситуация с Керченский торговым портом изменилась. По словам Эдуарда, вместо того, чтобы интенсивнее работать в условиях санкций и находить новые пути для развития, порт занял позицию «давайте–ка мы ничего не делая, будем просто отбирать деньги», а именно, с подачи одного из руководителей в 2016 год порт начал выставлять счета за услуги, которые фактически не оказывал. Читайте: Директором «Крымских морских портов» стал керчанин Николай Зеленкевич «На лицо попытка руководством порта получить деньги судовладельцев за неоказанные услуги. Это, вообще-то, уголовно наказуемое деяние. Порт, используя судебные органы, и пользуясь тем, что судьи слабо разбираются в морской тематике, тонкостях навигации, технических аспектах судоходства пытаются через меня получить незаработанные деньги с судовладельцев, агентом которых я и являлся», - отметил Эдуард Шаталов. «Один из доводов порта — Шаталов Эдуард, как предприниматель, обязан нести риски непредвиденных расходов. А суд, как ни странно, такие доводы принимает». «Ситуация настолько вопиющая в своём беззаконии — доходило до того, что чиновники порта подделывали документы от моего имени и на основании поддельных документов выставляли мне счета. Руководству порта это известно, но никаких мер не было принято». 2018 году торговый порт, пытаясь взыскать с Эдуарда канальный сбор, подал на него иск в Симферопольский арбитражный суд. Спорная сумма – порядка пяти миллионов рублей. Но порт действовал таким образом, чтобы накопить ещё и пеню на сумму долга: иск подан за несколько дней до истечения срока давности, в ходе судебного процесса порт с согласия суда неоднократно просил переноса рассмотрения дела, что привело к накоплению несоразмерному увеличению суммы неустойки до практически шести миллионов рублей. Такие действия порта характеризуются нормами права, как попытка незаконного обогащения. Читайте: Крымские морские порты: приказано выжить! При этом у представителей порта, по словам Шаталова, нет никаких доказательств фактов оказания услуг: «Суд занял позицию всецело поддерживая иски порта, хотя они ничем не доказаны. В документах, предоставленных суду портом указано, что услуга прохождения канала не оказана, но судом это игнорируется. Мало того, когда я пытаюсь привлечь свидетелей в зал заседания, либо представителей прессы, что никак не противоречит законодательству РФ, судья отказывает — не хотят, чтобы гласность произошла в судебном процессе, чтобы людям донести, как в суде себя ведут представители порта, что они говорят, чтобы общественность узнала, что доказательств с их стороны – нет», - рассказал Эдуард. В противовес у Шаталова есть свидетели, заключения экспертов и документы Росморпорта, подтверждающие, что услуги, за которые порт пытается взыскать многомиллионные суммы, не были оказаны. Эдуард Владимирович также обратил внимание, что канальный сбор является целевым сбором. По законодательству порт имеет право расходовать средства, полученные в оплату канального сбора, исключительно на обслуживание и поддержание соответствующих параметров Керчь-Еникальского канала и подходного канала порта Керчь. Читайте: Морской порт Крыма должен выплатить работникам 12,6 миллионов рублей «Но на самом деле, с 2014 года никто дноуглубительными работами не занимался. К сожалению, каким образом израсходованы немалые средства, заплаченные не только мною, но и другими агентирующими компаниями - никто не знает — с 2014 года по настоящее время углубление канала не производилось. Порядок цифр внушительный: мною за период с 2014 по 2018 год порту было переведено порядка тринадцати миллионов рублей, но порт предпочитает об этом умалчивать. Обмеление канала негативно сказывается на развитии порта. На сегодня проходная в порту Керчь составляет 5 метров, так же как и в порту Темрюк, в результате, нет никакой конкурентной привлекательности. Проведя на небольшую сумму дноуглубительные работы можно было повысить проходную осадку до 7-8 метров, точнее выражаясь — вернуть каналу первоначальные характеристики. И это будет привлекательно для судовладельцев. Плюс, используя тарифное регулирование, можно сделать наш порт стабильно функционирующим даже в условиях санкций», - пояснил Эдуард Шаталов. Читайте: Работникам порта не выплачивали материальную помощь при выходе в отпуск Своим иском, отмечает Эдуард Владимирович, порт пытается разорить его компанию, взыскивая сумму, которую ему вменяют за неоказанные услуги. Порт пытается оставить без средств к существованию его семью и семьи сотрудников компании. При том, что президент России Владимир Путин неоднократно в своих речах озвучивал, что правительство должно поддерживать малое предпринимательство. Свое обращение в редакцию КерчьИНФО Эдуард Шаталов просит считать обращением в прокуратуру и Следственный комитет РФ. «Я считаю, что Керченский торговый порт должен работать, зарабатывать себе деньги трудом, а не какими-то потугами уголовно наказуемыми», - завершил свое интервью Эдуард Шаталов.